Электронная версия журнала

Ковать железо вместе с мужчинами!

версия для печати версия для печати

Перефразируя великого полководца Александра Суворова, скажу: плох тот шахматист, который не мечтает сыграть в Суперфинале. Пускай звучит громко, но, думаю, можно смело утверждать, что этот турнир – самая серьезная школа, которую должен пройти рядовой «солдат» на пути к заветной звезде.

На свой первый Суперфинал я отобралась через третье место на Высшей лиге. И с тех пор сама мысль о главном женском турнире страны вызывала во мне некоторый мандраж. До этого я встречалась со многими нашими сильнейшими шахматистками, включая Александру Костенюк, но то по большей части были отдельные, единичные партии, а тут предстоял целый турнир. Ближе к началу выяснилось, что лидеров сборной Александры Костенюк и Екатерины Лагно не будет, однако состав всё равно собрался звёздный, причем даже Саша Горячкина, ближе всего расположенная ко мне по возрасту, уже праздновала победу в Суперфинале!

Однако мое волнение прошло уже после первого тура, в котором я играла с Ольгой Гирей и имела позицию с компьютерной оценкой «+4.00» в свою пользу. Допустив несколько ошибок, я в итоге даже проиграла, но, как ни странно, обидный результат меня не слишком огорчил. Главное – я поняла, что и в таком сильном турнире могу своих соперниц переигрывать! И после жёсткого боевого крещения внутренне как-то сразу успокоилась. Как и ожидалось, многие рассчитывали обыграть дебютантку, что порой приводило моих оппоненток к необоснованно резким действиям, и, как следствие, потере контроля над ситуацией на доске.

Вообще, играть «вторым номером» комфортно: перед тобой не ставятся сверхзадачи, не довлеют мысли, что ты что-то должна, обязана выиграть и т.д., которые обычно негативно сказываются на эмоциональном состоянии. Перед партиями мой тренер Сергей Николаевич Загребельный желал мне получить удовольствие от процесса, каким бы «приятным» этот процесс ни был, и я старалась полностью сосредоточиться на самой игре, не думая о результате. В общем, 7-е место, которое я в итоге заняла – для первого раза, наверное, не такой плохой результат, во всяком случае, поздравлений было в разы больше, чем каких-либо других оценок моего выступления. А главное – есть куда расти.

Очень понравилась организация турнира. Пожалуй, с этого и надо было начать своё повествование, но мне сначала хотелось побыстрее закончить со своими чисто шахматными впечатлениями и переживаниями. Я с ними закончила, теперь можно и обо всём по порядку.

Суперфинал проходил под эгидой серии «Шахматы в музеях», Санкт-Петербург предоставил для нас залы «Государственного музея политической истории России». Это масштабное здание в бежевых тонах с красными лозунгами внутри. До 1917 года этим особняком владела ныне всем известная балерина Матильда Кшесинская, в котором проживала вместе со своим сыном. Сейчас в музее Матильде посвящен отдельный зал, в котором висят ее фотографии, любимые пачки и балетки, а также статьи о ее триумфах. С приходом революции дом перешел под контроль петербургского отделения РСДРП(б) и стал главным штабом большевиков.

Рядом с особняком стоит впечатляющая громадина – Соборная мечеть, на потрясающем куполе которой задерживался взгляд каждый раз по дороге на тур. Поздно вечером в день прибытия состоялось торжественное открытие. После недолгих приветственных речей в нашу честь устроили настоящий концерт классической музыки с изюминкой в виде знаменитого пианиста-виртуоза Вадима Руденко. По окончании музыкальной феерии участников представили гостям и друг другу, рассказав понемногу о каждом, а в заключение пригласили к фуршету с шампанским, икрой и прочими деликатесами. Надо сказать, что от Москвы до Питера путь неблизкий, и все, кто ехал из столицы на «Сапсане», к вечеру уже изрядно проголодались и смогли по достоинству оценить изобилие яств.

Совсем уже ближе к ночи состоялось «техническое собрание», на котором главным оказался вопрос с туалетами. Как нам сообщил главный судья, во всем музее туалет имелся в единичном экземпляре, то бишь он для всех: и для участников, и для тренеров, и для зрителей, и для просто посетителей музея. Известие об этом факте всколыхнуло народные массы: «А если будут очереди?», «А как быть в цейтноте?». Удивительно, что о возможном читерстве в тот вечер никто даже не вспомнил. Очередей во время турнира не было, как, наверняка, и подсказок, тем не менее в свете нахлынувшей «античитерской» пропаганды было удивительно осознать тот факт, что на соревновании столь высокого уровня читерству вообще нет никакого заслона.

От отеля к месту игры участников доставляли на микроавтобусах. Количество мест было ограничено, и тренеры с родителями по жесткому наказу главного арбитра должны были остаться за бортом, что вызвало панику на техническом совещании. Но на деле всё разрешилось само собой: многие игроки ходили на тур пешком, и в автобусах всегда была пара-тройка свободных мест.

На игровых площадках всё шло гладко, апелляционный комитет остался без работы. Только однажды между его членами в автобусе вспыхнула дискуссия о штрафных санкциях в случае опоздания на тур. Дело в том, что игра начиналась в 15 часов, в самый разгар трудового дня, и наш автобус, двигаясь в направлении центра города, неизменно стоял в небольших пробках, так что мы не могли знать наверняка, приедем ли вовремя. При этом опоздание на тур каралось штрафом в размере 10 000 р. Поэтому еще в начале турнира было оговорено особое условие: с участников, опоздавших на тур по причине пробок, добиравшихся в официальном трансфере, штраф не взимается. Но что делать с потраченным временем? Ставить ли заново часы, если один игрок, шедший пешком, пришел на тур вовремя, а другой, ехавший в автобусе, опоздал? Или заставить другого играть с форой? К счастью, проверить догадки на практике так и не удалось.

Игровой зал был оборудован в отделе музея под названием «Женщины и Революция». На стенах висели яркие цветные плакаты с призывами к эмансипации, с изображением женских фигур, мечущих гневные взгляды, с кричащими лозунгами наподобие «Дайте женщине работать!» или «Вступай в добровольческий отряд вместе с нами!». На стеклянных витринах стеллажей лежали вырезки из советских газет, а рядом – постановления «сверху», изменчивые как погода этой зимой.

Атмосфера в игровом зале, да и вообще в музее располагающая, уютная. Повсюду слышался запах старины и сладкой советской иллюзии. Жаль только, что не удалось побродить по музею целиком, и я боюсь, что после Суперфинала мне станет казаться, будто вся Великая Октябрьская социалистическая революция заключалась в том, чтобы наконец отправить женщину ковать железо в цехи вместе с мужчинами.

Для участников отвели специальную комнату отдыха с декоративным камином и мягкими диванчиками. Повара постоянно приносили новые закуски, а услужливый персонал всегда готов был приготовить чашечку кофе на заказ. Надо сказать, для шахматистов комната отдыха стала любимым местом, что однажды ярко продемонстрировал Даня Дубов, когда в разгар партии и вовсе полностью лёг на диван, и было видно, как ему хочется, чтобы соперник в тот раз подумал подольше. Тогда же мне пришла в голову мысль о том, как хорошо было бы внедрить дистанционное управление доской с возможностью делать ходы, сидя в удобном креслице (или лежа на удобном диване) перед камином с чашкой чая в руках. Кто знает, может, в какой-то момент гуманизм и дорастет до таких размеров!

К комментированию партий были привлечены Сергей Шипов и Евгений Мирошниченко, работавшие соответственно на русско- и англоязычную аудиторию. Вокруг Сергея Юрьевича каждодневно собиралось множество зрителей, в большинстве местных любителей, иногда школьников, которые держали в руках плакаты с символикой Суперфинала и подходили с ними к участникам с просьбой расписаться. За один турнир я, кажется, поставила больше автографов, чем за всю жизнь до этого! После завершения партии победителя или, в случае ничьей, обоих соперников приглашали для разбора игры. Всегда интересно проследить за ходом мыслей шахматиста во время партии, а обоих партнеров – тем более, и зрители нередко обращались к шахматистам с вопросами, что в первую очередь ценно для комментатора – значит, публика живёт!

На выходной день я запланировала разные культурные мероприятия, но из-за капризной погоды пришлось внести коррективы. Слетающий хлопьями снег через пару часов превращался в текущие ручейки, собиравшиеся в большие лужи, что не очень побуждало совершать пешие прогулки, да и вообще без особой надобности выходить из отеля. Однако на ближайший к нашему отелю Заячий остров мы с тренером все-таки попали – чтобы поставить хоть какой-то пунктик в культурной программе: видели Петропавловскую крепость и Монетный двор!

В обоих турнирах напряженная борьба шла до самого конца. Лидеры гонки сменялись примерно каждый «квартал». Суперфинал – турнир тяжёлый, и на относительно длинной дистанции важно рассчитать свои силы. Взявшие отличный старт Даниил Дубов и Алина Кашлинская в итоге смогли лишь зацепиться за третьи места, а набивший 4 из 4 Владимир Федосеев и вовсе остался за чертой призёров. Зато чемпионы – Петр Свидлер и Александра Горячкина поднажали как раз на финише, подобно марафонцам, продемонстрировав отличную выносливость. То же можно сказать и о Наталье Погониной, а вот другой участник тай-брейка Никита Витюгов прошёл по дистанции на редкость ровно. Победители Суперфиналов показали, как нужно играть на тай-брейках – быстро и уверенно, и стоит пожелать, чтобы они теперь так же водили свои новенькие Renault Kaptur!

 

Оставьте сообщение по теме: "Ковать железо вместе с мужчинами!"
Имя:
Текст:
Введите число на картинке:
Адрес редакции: 119019, г. Москва, Гоголевский бул. д.14
Телефон: 8 (495) 691–03–34
E–Mail: 64magazine@gmail.com
Товаров: 0
Сумма: 0 руб.