Электронная версия журнала

Возможности для развития

версия для печати версия для печати

Вице-премьер правительства РФ Аркадий Дворкович, один из самых известныхи влиятельных любителей шахмат в мире, отметил недавно 45-й день рождения.
Редакция журнала «64» не только присоединяется к уже прозвучавшим поздравлениям, но и благодарит юбиляра за возможность задать свои вопросы. В интервью шеф-редактору «64» Аркадий Дворкович рассказывает о роли шахмат в своей жизни, ищет место шахмат в образовании, оценивает коммерческий потенциал нашего вида спорта и рассуждает о возможных путях развития шахмат в России и мире.

–Аркадий Владимирович, спасибо, что нашли время ответить на наши вопросы. Когда я готовился к встрече, перечитал интервью, которое брал у вас 7 лет назад (опубликовано в N4 за 2007 год). В процессе нашей беседы я буду время от времени к этому интервью возвращаться. Начну с того же вопроса, который задавал тогда — какое место занимают шахматы в вашей жизни?

— Конечно, на любые дела, кроме работы, времени не хватает. Раньше я занимался шахматами в том числе потому, что руководил работой Наблюдательного совета РШФ. Теперь у меня есть возможность помогать шахматам «факультативно», однако связи с ними я не теряю. Как член Попечительского совета РШФ продолжаю организовывать шахматные турниры, как профессиональные, так и детские. Работает и Фонд поддержки шахматного творчества, и шахматная гостиная. И, конечно, я играю в шахматы — в основном в Интернете. Это по-прежнему приносит радость и удовольствие.

— А у вас на смартфоне какая шахматная программа стоит?

— «Chess.com» — это сейчас, наверно, самая популярная игровая зона. Она дает возможность играть на комфортном для себя уровне. Не только выигрывать или проигрывать, но и обучаться! Важно не только передвигать фигуры, но и анализировать свои ошибки. Я постоянно это делаю, иначе нет никакого прогресса.

— А Ваши дети — они интересуются игрой?

— У нас три сына, двое старших умеют играть (а третий родился совсем недавно). Но играют они редко, к сожалению, только если вдруг оказываются рядом с доской. Особого интереса именно к шахматам у них нет — пока, по крайней мере. В компьютере есть игры более увлекательные, а вживую они предпочитают футбол, баскетбол, теннис, настольный теннис. Даже и хоккей, если говорить про старшего сына.

— Напрашивается вывод, что на данный момент самый активный шахматный деятель в вашей семье — это Галина Львовна Дворкович.

— Действительно, мама ежедневно в шахматах, все время этим занимается! Это здорово, это интересно, и, надеюсь, приносит пользу ветеранскому сообществу.

— Это правда, многие ветеранские турниры держатся на ее энергии и энтузиазме. Мне кажется, нечто похожее можно сказать и про «шахматную гостиную» — несколько лет назад этот термин еще только входил в обиход, а сейчас трудно себе представить серьезный экономический форум без гостиной. Что такое для Вас «шахматная гостиная»?

— Шахматная гостиная как бренд объединяет в себе несколько ипостасей. В первую очередь это шахматная школа в Москве, где постоянно занимаются несколько десятков детей, самого разного уровня. Есть и одаренные, добившиеся больших успехов, их имена на слуху (например, Гриша Опарин и Миша Антипов). Но есть и начинающие, для развития которых созданы все условия. Вторая ипостась «шахматной гостиной» — это проведение шахматных вечеров для любителей шахмат и «друзей любителей шахмат». Это тоже очень важно, потому что сохраняет интерес бизнес-сообщества, политического сообщества к шахматам. Третья форма жизни «шахматной гостиной» — как раз на форумах: началось все с Санкт-Петербургского форума, но теперь это и Сочинский инвестиционный форум, и Красноярский, и «Иннопром» в Екатеринбурге. Везде шахматные гостиные присутствуют. Это место встреч, место проведения мероприятий, детских турниров, это очень комфортная среда для любых форм общения, завязывание контактов. Сейчас многие регионы просят дать им разрешение использовать этот бренд для создания таких же «гостиных» на региональном уровне.

— Как вы обычно отвечаете на такие просьбы?

— Я к этому отношусь положительно, регионы могут это делать, конечно, соблюдая определенные стандарты качества.

— Стандарты важны, потому что имидж шахмат — их сильная сторона. В первом интервью вы говорили, что в шахматы играют, может быть, 10% людей, принимающих решения — политики, бизнесмены, чиновники. Но зато большинство относится к шахматам хорошо, даже не играя в них. Как вам кажется, сейчас шахматы занимают достойное место в среде политического и управленческого истеблишмента?

— Мне кажется, процент людей, которые хорошо относятся к шахматам, заметно вырос. На определенном этапе и гостиная сыграла роль. Очень, конечно, важен непосредственный интерес Президента России, его участие в шахматной жизни. Он открывал «Белую Ладью», встречался с нашими ведущими шахматистами Владимиром Крамником и Сергеем Карякиным, открыл шахматное отделение в центре «Сириус». Высокий политический уровень привлекает внимание средств массовой информации. Сейчас стало заметно больше желающих помогать шахматам, участвовать в их развитии! Очень важно использовать момент, чтобы создать надежный фундамент, долгосрочную перспективу развития. В первую очередь это развитие в образовательных учреждениях, школах и вузах. Если мы используем следующие лет пять для того, чтобы продвинуть шахматы в сфере образования, это позволит поддерживать нашу игру на высоком уровне многие десятилетия.

— Мы вернемся к образованию, но сначала я хотел бы чуть подробнее обсудить тот факт, что шахматы вошли в число предметов в образовательном центре «Сириус». Вы эту историю знаете не понаслышке…

— Образовательный центр «Сириус», в котором каждый месяц занимается около 600 детей, возник на базе олимпийской инфраструктуры Сочи. Это было решение Президента России, инициировавшего создание «Сириуса». Изначально там занимались только зимними видами спорта, позже добавились наука и искусство, в диапазоне от балета и классической музыки до математики. Во время одного из мероприятий возникла мысль: а почему бы не включить в программу и шахматы? Президент идею поддержал, дал указание, постепенно это стало реальностью. Параллельно появились новые успехи наших юных шахматистов, это повысило интерес к проекту… Очень важно, чтобы победы наших детей в международных соревнованиях стали регулярными. Шахматами системно занимаются в странах, конкурирующих с нами — в Индии, Китае, США, Турции, Иране, странах Юго-Восточной Азии. Поэтому мы не должны терять темп!

— В этом году Владимир Крамник серьезно занялся работой с детьми в Сириусе, эта школа не просто носит его имя. Он изучил учебные программы, дает задания тренерам, лично курирует самых способных детей…

— Это прекрасно, все-таки Володя сочинец, абсолютно естественно, что он руководит программой. Я надеюсь, что он сможет участвовать в ней настолько интенсивно, насколько позволяет его спортивный график.

— Который остается очень насыщенным. Он по-прежнему первый шахматист России и второй-третий в мире…

— Я уверен, что он не потерял желания бороться за титул чемпиона в следующем цикле. Шансы, как мне кажется, вполне реальные.

— Соглашусь, тем более что такого же мнения придерживается и чемпион мира. Карлсен не раз называл Крамника своим потенциально самым опасным противником. Давайте пожелаем Володе удачи, а сами вернемся к теме «шахматы в образовании». Как обычно, в этом вопросе нет единого мнения. Все согласны с тем, что шахматы полезны, но как их
следует преподавать?

— Я бы рассматривал шахматы как обязательный предмет в младших классах и факультативный в средней школе. В сочетании с проведением на системной основе всероссийских соревнований — от местного до федерального уровня — это заложит основу для развития. Конечно, надо повышать квалификацию шахматных преподавателей, их даже сейчас не хватает. Вот у меня такая картина мира в этом вопросе.

— До повсеместного шахматного образования пока далеко. Наша нынешняя основа — это ДЮСШ и СДЮШОР, находящиеся в подчинении министерства спорта, а не образования.

— Я считаю, что спортивные школы должны быть системно привязаны к университетам. Университеты могут быть разные, и в системе Минспорта, и в системе Министерства образования. Важно, что университеты являются максимально стабильными структурами, по крайней мере ведущие из них. А работа детских школ и шахматных клубов должна строиться на стабильной основе на многие десятилетия. Может быть, федерации вместе с Министерством образования и Министерством спорта стоит просто скоординировать свои действия и именно на этой основе вести дальнейшую работу.

— Любопытная идея. Высшие учебные заведения могут также стать точками роста для клубов, которых сейчас явно недостаточно для такой большой страны.

— Я точно знаю, что ведущие вузы заинтересованы в развитии спорта, и шахмат — в том числе. С помещениями для клубов у них нет проблем, а развитие шахмат не требует никаких особенных инвестиций. Если сфокусироваться на этом вопросе, выстроить систему от средних образовательных школ до университетов, сформировать в дальнейшем профессиональные команды именно на базе университетов… тогда есть шанс. Пусть у каждого университета будут менторы, наставники из числа ведущих российских шахматистов, у нас география большая, почти в каждом регионе есть гроссмейстеры. Может быть, им понадобится какая-то минимальная поддержка от федерации. Скажем, проведение гроссмейстерских школ в этих университетах, чтобы они могли развивать свою деятельность. Но ведь это совсем не сложно…

— Спасибо за интересное направление мысли! Мой следующий вопрос касается мероприятий гораздо более затратных. А именно — проведения шахматных турниров, многие из которых связаны с Вашим именем. Это, конечно, Мемориал Таля, в прошлом году отметивший первый юбилей. И относительно новый турнир «Щелкунчик», для меня очень важный. Каким вы видите будущее этих соревнований?

— Каждый турнир имеет свою изюминку. Мемориал Таля — самый сильный в России турнир по классическим шахматам, его знают во всем мире. Не всегда ресурсы позволяют проводить его именно в «классическом» формате; тем не менее я надеюсь, что смогу и дальше его поддерживать. Хочу, пользуясь случаем, поблагодарить постоянных партнеров, которые финансируют турнир, и ведущих шахматистов, всегда готовых в Мемориале Таля выступить. Не исключаю, что в будущем мы поменяем систему: скажем, раз в два года станем проводить турнир по классическим шахматам, ну а в промежутках использовать какой-то другой формат. Это проще с точки зрения оптимизации ресурсов. Главное — ни в коем случае не бросать турнир! Что касается «Щелкунчика» — он значительно дешевле, так что нет никакой проблемы в том, чтобы проводить его на постоянной основе. Предоставляя лучшим молодым шахматистам возможность проверить себя в поединках с ведущими гроссмейстерами, мы поддерживаем отечественную школу, новое поколение. Это важная часть нашей общей работы, так же как и традиционный детский международный турнир Кубок Владимира Дворковича… В этом турнире обычно участвуют юные моло- дые шахматисты из 10 стран.

— Да, я помню в этом турнире совсем юного Яна Непомнящего или, например, Вэй И. Они уже в 12 лет, по-моему, за свои страны играли…

— Мы безусловно продолжим проводить эти соревнования, хотя и здесь думаем о том, чтобы слегка поменять формат. Также живет и развивается Мемориал Владимира Дворковича в Таганроге — один из заметных этапов Кубка России.

— Давайте ненадолго отойдем от внутрироссийской проблематики. Меня интересует Ваш взгляд на то, что происходит в ФИДЕ. Внеплановые президентские советы, громкие заявления, которые потом отзываются. Что это — кризис управления? Кризис доверия? В этой ситуации под угрозой оказывается проведение большого количества соревнований…

— Я думаю, что проблемы ФИДЕ мало чем отличаются от проблем других спортивных федераций в мире. Это всегда сочетание субъективных факторов, связанных с борьбой между отдельными яркими личностями. Объективных факторов, связанных с тем, насколько коммерчески привлекательными являются те или иные виды спорта. И политических факторов — то есть борьбой между Европой, Россией, США и азиатскими спортивными державами. ФИДЕ здесь не уникальна, всюду есть похожие проблемы.

— Вы упомянули такой фактор, как коммерческая привлекательность вида спорта. Очевидно, что за последние пятнадцать лет, в том числе и Вашими усилиями, капитализация шахмат в целом прилично выросла. Количество турниров такое, что они в календарь не помещаются. Как вам кажется, шахматы достигли пика в этом вопросе? Или у них есть перспективы роста?

— Несмотря на рост, коммерческая привлекательность шахмат пока очень низкая… Шахматы с трудом воспринимаются широкой публикой, а коммерческая привлекательность, так или иначе, связана именно с интересом широкой аудитории. Без специальных знаний шахматы для зрителя очень трудны. Однако новые технологии, конечно, улучшают перспективы, шахматы становятся более доступными.

— Если вы говорите о видеотрансляциях, я не могу не вспомнить, что едва ли не первую в мире трансляцию мы придумали и сделали вместе с вами на Мемориале Таля почти 10 лет назад!

— А сейчас они стали повсеместными! И все равно, интерес к шахматам все еще базируется на том, что удалось сделать предыдущим поколениям. Я надеюсь, что за счет возвращения в школы мы этот тренд поддержим, интерес возобновим. Необходимы новые технологии, которые может обеспечить цифровая индустрия. Только так можно сделать шахматы интересным, привлекательным видом спорта для сотен тысяч молодых людей, и у нас в стране, и в мире. Я считаю, что коммерческий потенциал шахмат пока абсолютно не реализован. Здесь есть очень интересные перспективы для работы и развития.

Оставьте сообщение по теме: "Возможности для развития"
Имя:
Текст:
Введите число на картинке:
Адрес редакции: 119019, г. Москва, Гоголевский бул. д.14
Телефон: 8 (495) 691–03–34
E–Mail: 64magazine@gmail.com
Товаров: 0
Сумма: 0 руб.